«Назад

К оценке риска для здоровья населения химической контаминации продуктов питания и продовольственного сырья по г.Самара

К оценке риска для здоровья населения химической контаминации  продуктов питания и продовольственного сырья по г.Самара

Для проведения оценки риска применялись  Р 2.1.10.1920-04 «Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии  химических веществ, загрязняющих окружающую среду» и данные ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Самарской области» по соглашению о ведении социально-гигиенического мониторинга.

За 5 лет (с 2012 по 2016 гг. ) по г. Самара  рассмотрена  информация   по 17337 исследованиям контаминации  продуктов питания химическими веществами, что составило 49% от общего количества исследований по Самарской области (35558  исследований).

Фактически  по количеству исследований  (наличию объема информации) за 5 лет  приоритетными для изучения оказались такие группы продуктов питания, как:  сахар и кондитерские изделия (22%), мясо и мясные продукты (18%), хлеб и хлебные продукты (14%), масло растительное и жиры (11%), молоко и молочные продукты (10%), рыба и рыбные продукты (10%), овощи и бахчевые (10%),  фрукты и ягоды (6%), картофель (0%).

За 5 лет по содержанию контаминантов в  группах  продуктов наибольшее количество исследований проводилось при изучении: по афлатоксину В1 – в сахаре и кондитерским изделиям, зерну (семенам), мукомольно-крупяным изделиям; ГХЦГ – в мясе и мясопродуктах, плодоовощной продукции; сахару и кондитерским изделиям; ДДТ – в плодоовощной продукции,  мясе и мясопродуктах,  сахаре и кондитерских изделиях;дезоксинлваленол – в зерне и мукомольно-крупяных изделиях, сахаре и кондитерских изделиях; железо – в масличном сырье и жировых продуктах, зерне и мукомольно-крупяных изделиях; кадмий - в сахаре и кондитерских изделиях, напитках, мясе и мясопродуктах;  медь – в масличном сырье и жировых продуктах, молоке и молочных продуктах; мышьяк – в напитках,  сахаре и кондитерских изделиях, рыбе живой, рыбе-сырце, охлажденной, мороженной, фарше, филе (морская), мясе морских животных; никель – в масличном сырье и жировых продуктах; ртуть – в напитках, мясе и мясопродуктах, сахаре и кондитерских изделиях, рыбе живой, рыбе-сырце, охлажденной, мороженной, фарше, филе (морская), мясе морских животных, молоке и молочных продуктах.

Наибольший вклад в экспозицию Eexp химических веществ вносили нитраты, оксиметилфурфурол, Т-2 токсин, железо, афлотоксин В1 и др.

Наибольший индивидуальный и популяционный канцерогенный риск – от воздействия свинца, кадмия, мышьяка,  полихлорированных бифенилов, ДДТ, гексахлорбензола и бензапирена.   Характеристика общего индивидуального канцерогенного риска (CR = 4,19  x 10ˉ6)  показала, что он целевой риск (в пределах гигиенических нормативов) для населенных мест России. Основной вклад среди контаминантов в загрязнение продуктов питания вносил свинец, хотя этот риск и был минимальным (4 дополнительных случая заболеваний  на 1 млн экспонированных лиц.

По величине  неканцерогенной опасности  наиболее высокие показатели отмечались по  контаминантам: афлатоксин В1– HQ = 1,79; Т-2 токсин HQ = 1,21; свинец  HQ = ,58; мышьяк HQ =  0,38, кадмий   HQ =   0,3;   Афлатоксин M1 HQ =   0,3; ртуть HQ =  0,21; мышьяк HQ =  0,05 и др.   Риск развития неканцерогенных эффектов от воздействия контаминантов в продуктах питания за 5 лет (и с прогнозом) таков: заболевания репродуктивной системы –  свинец, ртуть полихлорированные дефинилы; нервной системы – свинец и мышьяк; нарушения иммунитета – железо, мышьяк, ртуть, полихлорированные бифенилы; ЦНС -  свинец, мышьяк, ртуть, полихлорированные бифенилы; биохимические изменения и нарушения развития  – свинец, цинк, бензпирен и др.

«При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт Управления Роспотребнадзора Самарской области (www.63.rospotrebnadzor.ru) обязательна».